Сегодня


 

 

О кирпичном заводе


Эти воспоминания написаны благодаря следующей информации библиотеки-музея.

Говорят, что при строительстве усадьбы крепостные выстраивались от кирпичного завода в тридцати километрах от Грудиновки и передавали кирпичи друг другу.

Обращаем внимание на то, что дворец был построен в начале 20 века, когда крепостного право давно уже не было. И человек, взяв кирпич из рук одного работника и передав его другому (а это расстояние около 1,3 метра) и зная количество крепостных у графа немногим более тысячи человек, то как не крути, а получается только 13 километров.

Не будем больше приводить другие аргументы в несостоятельности этой легенды, а перейдем к поиску истины, которая кроется в дорогах.

Если они были поделены на версты и каждая верста отмечена столбом - столбовая, а если была отсажена деревьями - то просадью. Лучше всего подходила береза, которая иссушает почву. Стоит помнить, что корни у березы очень развиты и за сутки могут выпивать до 250 литров воды. Береза растет примерно 100-120 лет. Но и после того, как она достигает максимальных размеров, может находиться в неизменном состоянии на протяжении еще 50 лет.

Сделав простые арифметические действия предполагаем, что первым графом Грудиновки (кроме постройки деревянной усадьбы в фольварке) были построены две дороги, обсаженные с двух сторон березами, строго прямолинейные. Это Грудиновка - Рыжковка и Грудиновка - Перекладовичи. Это до 1832 года.

А вот после его смерти усадьба переходит к его сыну - Павлу, который в 1862 покупает земли под второе имение - в Ветренке. На карте Шуберта за 1869 год уже отчетливо видно трассировка (развилка) дорог к другому имению через Кузьковичи, где уже выстроен фольварк, таких же прямолинейных, как под линейку, так и через деревню Латколонию, проходящую через заболоченную местность, с устройством гати.

Конечно, сейчас трудно представить дорожного состояния этой дороги в 70х годах. Я же отчетливо вижу кладбище, находящееся в лесу, недалеко от него разбитая колеями, всегда наполненная водой. Даже конская телега не могла проехать, груженная дровами. Поэтому мы с отцом никогда дрова в латколонском лесу не заготавливали.

Другое дело, но тоже с причудой, вспоминается дорога на Кузьковичи. Так получилось, что с моим отцом у меня разбежка в годах в 47 лет, т.е. со временем часть домашних работ отца в основном перелегла на мои плечи. К ним относится и заготовка дров в лесу. Зная дни, когда я приеду в деревню, отец специально ходил в лес только найти место заготовки дров, а для этого иногда и мне приходилось отдать несколько часов.

Но была у меня делянка, где раньше отец производил "санитарную рубку" (уборка сухих берез диаметром с кулак человека). Учитывая, что дрова в основном заготавливали еловые и в меньшей степени сосновые, а здесь стопроцентная береза.

Одна была трудность - это Кузьковичская дорога. Нет, она была песчаная, ровная, всегда в любую погоду как гравийка, но в одном месте был затяжной подъем и нагрузив телегу дровами, конь, начав подниматься в гору, всегда останавливался, не брал такой подьем. Местные жители об этом знали, поэтому эту делянку и не трогали.

Я же, прикинув все плюсы, загружал телегу дровами, подъезжал к месту подьема, разгружал половину, остальные дрова лошадь поднимала в гору. На ровной обочине я разгружал березовый сухостой. Пустой повозкой возвращался вниз,д загружал ранее разгруженные дрова, снова поднимался с половиной дров по подъему. На верху загружал ранее разгруженные дрова и уже перевязав дрова на телеге, спокойно вез дрова домой.

И сейчас вспоминаю, как всегда "кряхтел" отец, видя эти операции, и как горели глаза у матери - уж очень любила она эти березовые дрова.

А сейчас пора возвращаться к легенде

ПГАДА, номер фонда 1354, номер описи 243, часть 2. План дач, межевания 1746-1917 1908 год стр.32: Кузьковичский кирпичный завод принадлежит княгине Софьи Куракиной (графиня переписала имение Грудиновка дочери — Софьи Дмитровне Толстой. Муж - князь Иван Антонович Куракин).

Т.е специально построили кирпичный завод на два имения - Грудиновку и Ветренку (допускаю, что облицовочный кирпич привозили и из другого завода - из-за границы).

Именно на кирпичном заводе грузились телеги графини с кирпичем, доставлялись лошадьми по кузьковичской дороге до моего подьема.

Вот здесь и стояла живая цепь наемных строителей, которые разгружая телеги с кирпичем передовали их наверх на протяжении сотни метров. Наверху телеги с кирпичем догружались т.е. все повторялось как у меня с дровами. (на картах 1926 года эта высота на кузьковичской дороге обозначена отметкой 161.1)

Ведя разговор о дорогах всегда вспоминаю дорогу Перекладовичи - Годылево. В мое детство на самом деле ее ... не было. Сейчас трудно представить, что в 60-70х годах, чтобы попасть в районный город Быхов нужно было ехать через ... Сидоровичи, а это расстояние 8 километров. Попасть на асфальтовое шоссе можно было в основном пешком. В то время ответственно относились к сдаче молока от населения. В виду бездорожья, например весной, молоко во флягах доставляли на деревянных волокушах (санях) до деревни Сидоровичи. Там уже молоко забирала машина молочного завода. Если позволяло время - на эти сани садились и люди, а гусеничный трактор тащил и людей, и фляги. А где было ГАИ? Это ведь повторялось каждый день! А ведь в это время даже автобусов не было. С города ходила крытая брезентом грузовая машина, обыкновенные деревянные лавки и кондуктор...


публикацию подготовил Владимир Николаевич Грибовский