Сегодня


 

 

Суконная мануфактура


Перечитывая сотни исторических материалов, нигде на глаза не попадала эта тема. Так откуда в истории музея-библиотеки под редакцией бывшего библиотекаря Г.И.Поливиковой появился этот материал.

Читаем: 1813-1837 - в деревне (???) Грудиновка была суконная мануфактура. 1823 — на девяти ткацких станках крепостных мастеров грудиновской мануфактуры ткачи ткали 6250 аршин из простого тонкого фламандского сукна (аршин - 0.7 м). 1829 — количество рабочих достигло 103 (?) человек - все были крестьянами.

Ей вторит Г.П.Пашков (Грудиновка. Города и села Беларуси. Энциклопедия 2008. 1809-1837 (?) действовала палатняная мануфактура. 1830 г. - 86 рабочих.

И, наконец, из книги С.Ф.Жижияна (101 занимательный факт из истории Быховщины) пункт 35. На первой российской промышленной выставке, которая проводилась в 1829 в Москве, сукно фабрики графа Д.А.Толстого, которая находилась в селе Грудиновка Быховского (?) уезда, было удастоено большой серебряной медалью (С.Жижиян. Стежками минулага Маяк Приднепровья 2010 год).

Как видим, никаких ссылок все авторы не приводят на исторический документ.

Что нам известно о производстве крестьянского сукна? Промыслом этим занимались исключительно женщины: ни наемные рабочие, ни ученики никогда не употребляются - помошниками в работе служат члены семьи женского пола. Выделка сукна всегда производится в жилой избе кустаря в свободное от домашних занятий время. Для производства работ употребляются необходимые инструменты, изготовленные самими кустарями.

Ткацкие станы (станки), которые были установлены на фабрике, по своей конструкции мало чем отличались от обычных домашних горизонтальных ручных станков.

Фабричные станы выпускали полотно более широкое. Кроме того на фабриках имелись водяные и ветряные толчеи, которые двигались силой падающей воды и ветра.

И рабочая сила. Имея семь деревень в имении — не обязательно фабрике находиться в селе Грудиновка — крепостные крестьяне привлекались из близлежащих деревень. Малая часть крестьян превращались в постоянных промышленных работников, а другая часть, основная, вынуждено была совмещать хлебопашество с обслуживанием мануфактуры — крепостные крестьяне обязаны были часть пряжи ткать для фабрики — крестьяне, временно привлекавшихся к работе непосредственно на фабрике (Для беления употребляется зола и известь.

Зола - по расчетам приказчика - для 29 станов требовалось около 90 метров кубических золы, которую выжигали в октябре, ноябре, декабре и марте месяцах).

А причины прекращения суконной мануфактуры было то, что с 1820 года в Англии, Бельгии, Франции постоянно развивались фабрики для механического прядения. Превосходя русские полотна по крепости, иностранные стали постепенно вытеснять их из употребления.

Русских фабрикантов понять можно. Зачем тратить деньги на покупку нового оборудования, если есть дармовая рабочая сила.

Новые предприимчивые фабриканты срочно организовали выработку хлопчатобумажных тканей и механизировали производство полотна в 30х годах.

Граф Толстой не сумел перестроиться, в 1832 году он умер.

А к 1837 году фабрика окончательно погибла. Как и не восстановился конный завод, разграбленный французами.

Еще раз повторяю: имение с 1812 по 1832 было в упадке. И хотя после смерти жены граф постоянно жил в Грудиновке, это не помешало оставить наследство в виде долга на сумму 67757 рублей.

Какой ущерб нанесли французы имению нам неизвестно, но можно только предположить, сравнивая материальные потери усадьбы Узкое (московский уезд) М.А.Голицыной, жены родного брата Дмитрия — Петра Александровича Толстого, указанные в "Ведомости учиненной в московском земском суде о владельческих селениях с показанием претерпенных или от нашествия неприятеля разорений по Московскому уезду".

В ней отмечено, что в этом имении отнято неприятелем хлеба 2500 четвертей, сена 4700 пудов, лошадей 28, коров 30, баранов, овец 90, разграблена церковь, господский дом, имущество дворовых людей и крестьян, хлеб и весь скот на сумму 124877 рублей.

Как видим, нанесенный французами ущерб был грандиозным, однако, вполне логично предположить, что постродавшие крестьяне могли довершить разграбление, пользуясь отсутствием владелиц.

Но сам факт о суде, который выясняет ущерб, говорит о многом. Значит установить ущерб был важен помещику.

И если по манифесту императора Александра I о помещечьих крестьянах забота наша о их благосостоянии предупредится попечением о них господ их. И если крестьяне на два года были освобождены от рекрутского набора, крестьянам были обещаны всевозможные пособия, снижены налоги, прощены долги, штрафы. Таким образом утверждать, что крестьяне не были награждены ничем, кроме неопределенной мзды, нельзя.

Наоборот, именно крестьяне получали в соответствии с приведеным манифестом наибольшую часть обьявленных льгот.

Многие помещики просили помощи от властей, мотивируя это тем, что оная вотчина неприятелем совершенно разграблено. Помещику необходимо было в земском суде доказать сумму разграбленного, а затем в орган, который сами эти же дворяне и выбрали — уездный (губернский) предводитель дворянства, который и решал вопрос о помощи.

А смысл помощи был в том, что бы крестьяне дожили до нового урожая. Главное - что бы люди не умерли от голода. Все остальное правительство не интересовало.

Помощь не давали помещикам явно состоятельным. Так, подмосковный помещик И.Д.Трубецкой попросил помощь от властей. Но именно ему (редкий случай) в поддержке было отказано. Поводом для отказа оказалось значительное состояние князя имевшего помимо Знаменского имения в Воронежской, Колужской, Курской, Орловской и Тульской губерниях, а также в Украине. По рассмотрении замечается, что его сиятельство из избыточного своего состояния не избытчая (не обеднев) может привести подмосковных крестьян в первобытное (прежнее) состояние и прокормить до нового урожая хлеба — отметил Московский уездный предводитель дворянства А.А.Арсеньев, принявший решение не помогать князю.

Все перечисленное выше, естественно, относится и к имению графа Толстого. Усадьба - разграблена, скот и посевы уничтожены.

Все нужно было начинать сначала. Только хорошие урожаи последующих 1813-1814 годов спасли народ от массового голода.

Но сейчас возвращаемся к теме. 1969 год — в газете Маяк Приднепровья появилась заметка собственного корреспондента И. Дриганта "Веска новой явы".

Читаем: ...Перед нами документ, который переносит нас в 1913 год... Это сейчас, читая эту заметку люди моего возраста улыбаются. Такое было время, не хватает только передовицы в газете "Правда". Это сейчас понимаешь нелепость написанного.

В 1813 году все крепостные крестьяне были на барщине. Эти аршины суконного полотна ткачихи-крепостные выткали бы без всяких денег, а тем более еды?

Граф отбирает неимущих детей, что самое главное в то время - не умереть с голода - кормит их, обучает мастерству бесплатно, да плюс еще за выделанную материю платит деньги, хотя и немного. И это эксплуатация?

Расмотрим второй пример. 1809 -1810 в Быхове делали одежду для религиозных еврейских обрядов (талесов, арбоканфасов). 40 наемных рабочих ткали до 8000 аршин ритуальных покрывал.

После войны 1812 из 7 крупных талесных мануфактур Могилевской губернии с 540 рабочими к концу первой четверти осталось только одна. И дальше. 1883 год. Давно нет крепостного права. Выделкой арбоканфас (кусок материи в 2 аршина длиной, с дыркой по середине для шеи, евреи носят их, не снимая ни днем, ни ночью, и в могилу отправляются с ними), трико и шарфов занимаются евреи в местечке Шклов. Производством занимаются 18 кустарей: работают они всегда в жилой избе семьи, без особых приспособлений, на станках обыкновенного устройства. Работа производится обыкновенным способом, в один прием и каждым рабочим отдельно. Промыслом этим занимаются сами хозяева.

Но для успеха дела нанимают работников с оплатой в год на содержании и довольствии нанимателя по 125 рублей.

И самое главное. Для обучения мастерству принимаются по условиям ученики-мальчики 13 летнего возраста. Первые 2 года они обучаются на своем содержании и без жалованья, а с 15 летнего возраста они считаются подмастерьями и получают жалованье по 75 рублей в год на своих харчах и одежде (каждый кустарь получает от своего промысла свыше 300 рублей в год).

Вот эта настоящий грабеж. Без харчей и одежды и жалование 1/4 части взрослого.


публикацию подготовил Владимир Николаевич Грибовский